Кругозор

Лирика с элементами информатики. ©

Стихи для Дедушки Мороза

6 комментариев

Так-с, новогодней истерии давно дан старт. Ну, а что мы, рыжие что ль, или незаглядные, в нашей крови тот же самый мандариново-ельный елей журчит. Мы как все, с Вами на Ты. Будем готовиться к праздникам наглядно, навыверт, как принято (у нас тоже всё хорошо, всё Ok!). Начнем-с с прогматичного-неглавного.

Каждый из нас-вас, взрослые полусовершенные люди, всё одно, верящие в сказки. Дедушка Мороз самый главный фетиш новогодней эстрады! Он есть ! И всё, и точка. По теологической этимологии (тьфу!) — это переходная форма Единого. Мне, к сожалению не повезло с ним встретиться за всю до-жизнь; мои Папа и Мама преподнесли мне иную новогоднюю сущность — Карлсон (оригинально, экспериментально, и с замахом на будущность). И по-ныне: время проходит, а Карлсон всё летит! Так же и с Дедушкой. Дедушка, а Дедушка, а дай нам этого, и того, и ещё пожалуйста прыти в душе, да исключительности. Нет! Дедушка Мороз даст только самое необходимое, по нужде .

Если с этим фактом получается смириться, то как быть с подходом к желаемому. Осторожничать
да привирать (ой! а дай мне возможность. а за ней повозка с коробкой автомат)? Нет, нет и нет… Желаемое до нужности отладить. Дай часы — нужно время, дай велик — заслужи.

А чтобы и Дед дал и елочка горела, что нужно? Правильно! Рассказать стишок. Заколдовать Дедушку новогодней мантрой. Вот Вам, ребятушки-девчатки, 7 (неделька), на мой взгляд, хороших стишков для новогоднего мешка. Для себя и для Дедушки Мороза. Уж не обессудьте. Пора такая новогодне-партизанская.


***

Дед Мороз проспал в постели,
Встал сосульками звеня,
Где вы вьюги. где метели,
Что не будите меня.
Непорядок во дворе,
Грязь и лужи в декабре.

***

Сусальным золотом горят
В лесах рождественские елки;
В кустах игрушечные волки
Глазами страшными глядят.

О, вещая моя печаль,
О, тихая моя свобода
И неживого небосвода
Всегда смеющийся хрусталь!

Осип Мандельштам (1908 г.)

***

Снег идёт

Снег идет, снег идет.
К белым звездочкам в буране
Тянутся цветы герани
За оконный переплет.

Снег идет, и всё в смятеньи,
Всё пускается в полет,-
Черной лестницы ступени,
Перекрестка поворот.

Снег идет, снег идет,
Словно падают не хлопья,
А в заплатанном салопе
Сходит наземь небосвод.

Словно с видом чудака,
С верхней лестничной площадки,
Крадучись, играя в прятки,
Сходит небо с чердака.

Потому что жизнь не ждет.
Не оглянешься — и святки.
Только промежуток краткий,
Смотришь, там и новый год.

Снег идет, густой-густой.
В ногу с ним, стопами теми,
В том же темпе, с ленью той
Или с той же быстротой,
Может быть, проходит время?

Может быть, за годом год
Следуют, как снег идет,
Или как слова в поэме?

Снег идет, снег идет,
Снег идет, и всё в смятеньи:
Убеленный пешеход,
Удивленные растенья,
Перекрестка поворот.

Борис Пастернак (1957 г)

***

Рождественский романс

Плывет в тоске необьяснимой
среди кирпичного надсада
ночной кораблик негасимый
из Александровского сада,
ночной фонарик нелюдимый,
на розу желтую похожий,
над головой своих любимых,
у ног прохожих.

Плывет в тоске необьяснимой
пчелиный ход сомнамбул, пьяниц.
В ночной столице фотоснимок
печально сделал иностранец,
и выезжает на Ордынку
такси с больными седоками,
и мертвецы стоят в обнимку
с особняками.

Плывет в тоске необьяснимой
певец печальный по столице,
стоит у лавки керосинной
печальный дворник круглолицый,
спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый.
Полночный поезд новобрачный
плывет в тоске необьяснимой.

Плывет во мгле замоскворецкой,
плывет в несчастие случайный,
блуждает выговор еврейский
на желтой лестнице печальной,
и от любви до невеселья
под Новый год, под воскресенье,
плывет красотка записная,
своей тоски не обьясняя.

Плывет в глазах холодный вечер,
дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони,
и льется мед огней вечерних
и пахнет сладкою халвою,
ночной пирог несет сочельник
над головою.

Твой Новый год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необьяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.

Иосиф Бродский (28 декабря 1961)

***

Снежинки

Засыпала звериные тропинки
Вчерашняя разгульная метель,
И падают и падают снежинки
На тихую задумчивую ель.

Заковано тоскою ледяною
Безмолвие убогих деревень.
И снова он встает передо мною —
Смертельною тоской пронзённый день.

Казалося: земля с пути свернула.
Казалося: весь мир покрыла тьма.
И холодом отчаянья дохнула
Испуганно-суровая зима.

Забуду ли народный плач у Горок,
И проводы вождя, и скорбь, и жуть,
И тысячи лаптишек и опорок,
За Лениным утаптывавших путь!

Шли лентою с пригорка до ложбинки,
Со снежного сугроба на сугроб.
И падали и падали снежинки
На ленинский — от снега белый — гроб.

Демьян Бедный (21 января 1925 г.) — (согласен, Брэд!)

***

Новая Цифра

Накрутить вам образов, почтеннейший?
Нанизать вам слов кисло-сладких,
Изысканно гладких
На нити банальнейших строф?
Вот опять неизменнейший
Тощий младенец родился,
А старый хрен провалился
В эту… как ее? .. В Лету.

Как трудно, как нудно поэту!..
Словами свирепо-солдатскими
Хочется долго и грубо ругаться,
Цинично и долго смеяться,
Но вместо того — лирическо-штатскими
Звуками нужно слагать поздравленье,
Ломая ноги каждой строке
И в гневно-бессильной руке
Перо сжимая в волненьи.

Итак: с Новою Цифрою, братья!
С весельем… то бишь, с проклятьем —
Дешевым шампанским,
Цимлянским
Наполним утробы.
Упьемся! И в хмеле, таком же дешевом,
О счастье нашем грошевом
Мольбу к небу пошлем,
К небу, прямо в серые тучи:
Счастья, здоровья, веселья,
Котлет, пиджаков и любовниц,
Пищеваренье и сон —
Пошли нам, серое небо!

Молодой снежок
Вьется, как пух из еврейской перины.
Голубой кружок —
То есть луна — такой смешной и невинный.
Фонари горят
И мигают с усмешкою старых знакомых.
Я чему-то рад
И иду вперед беспечней насекомых.
Мысли так свежи,
Пальто на толстой подкладке ватной,
И лужи-ужи
Ползут от глаз к фонарям и обратно…

Братья! Сразу и навеки
Перестроим этот мир.
Братья! Верно, как в аптеке:
Лишь любовь дарует мир.
Так устроим же друг другу
С Новой Цифрой новый пир —
Я согласен для начала
Отказаться от сатир!
Пусть больше не будет ни глупых, ни злобных,
Пусть больше не будет слепых и глухих,
Ни жадных, ни стадных, ни низко-утробных —
Одно лишь семейство святых…

…Я полную чашу российского гною
За Новую Цифру, смеясь, подымаю!
Пригубьте, о братья! Бокал мой до краю
Наполнен ведь вами — не мною.

Саша Чёрный (1909 г.)

***

Новый Год

Мы у ворот. Эй, отворяй, охрана!
Ровно в двенадцать нам разрешают вход.
Мокрый от пены и, безусловно, пьяный,
Я удираю в новый грядущий год.

С треском разбив елочные игрушки,
Жмется к столу общество-ассорти.
Хочется стать взрывчатою хлопушкой
И расстрелять всех залпами конфетти!

Но нужно включиться и — раз-два-три! — веселиться.
А лучше всего напиться вдрызг, чтоб рухнуть под стол пластом.
Кто-то из женщин в маске лисицы
Приветливо машет мне своим пушистым хвостом.

Там, наверху, счетчик стучит все чаще.
Там, наверху, скоро составят счет.
Кто-то открытку бросил в почтовый ящик.
Может быть, ангел, может быть — пьяный черт?

В этом году я выбираю черта.
Я с ним охотно чокнусь левой рукой.
Я объявляю восемьдесят четвертый
Годом серьезных мер по борьбе с тоской.

Но в комнате пусто, смазаны краски.
Слышен могучий храп за стеной.
Кто-то из женщин сбрасывает маску
И остается рядом со мной.

Как хорошо, когда некуда торопиться.
Славно проспать первый январский день.
Надо бы встать, чтобы опохмелиться,
Надо бы встать, но подниматься лень.

В куче кассет местный рок-клуб — по росту.
Маршевый шаг вперед, два шага назад.
Ровно в двенадцать — Всеволод Новгородцев
И модная группа «Фрэнки гоуз ту Ленинград».

Мы засыпаем. Что нам приснится?
Лес и дорога. Конь вороной.
Кто-то из женщин в маске лисицы
Утром проснется рядом со мной.

Кто-то из женщин быстро с постели встанет,
Выгладит платье и подойдет к столу.
Кто-то из женщин все по местам расставит.
Где-то в углу на кухне найдет метлу.

Кто-то из женщин быстро сметет осколки.
Вымоет чашки с мылом и кипятком.
Снимет игрушки. Выбросит наши елки.
И, не прощаясь, щелкнет дверным замком.

А солнце все выше! Скоро растает.
Деды Морозы получат расчет.
Сидя на крыше, скорбно глотает
Водку и слезы
Мой маленький черт.

Саша Башлачёв (1984 г.)

Ну и на второе — удобоворимое видео, правда нонешнего предконченного 2009, но неизменно красивое:

Реклама

Written by littlesilverduck

Декабрь 11, 2009 в 02:42

комментариев 6

Subscribe to comments with RSS.

  1. ух, я таких стихов не читала в школе и в саду)

    каренкина

    Декабрь 11, 2009 at 09:10

  2. Бродский гений..всегда выделялся среди литераторов..

    tormentness

    Декабрь 22, 2009 at 00:58

    • Да,согласен. Каждое свидание с Бродским — личным ураганом. Последнее вот отметилось благодаря Илье Хржановскому и его «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину». Если не видели (в чём я сомневаюсь), то непременно стоит познакомиться.

      littlesilverduck

      Декабрь 22, 2009 at 01:45

  3. Вот Вы, Вячеслав, замутили)))

    Рыжая

    Декабрь 23, 2009 at 18:32

    • Тема такая, мутная. Да и руки чесались.

      littlesilverduck

      Декабрь 23, 2009 at 19:17

  4. Стихи просто замечательные,не когда таких не читала и в правду не в саду не где не было таких замечательных стихов!

    Александра

    Ноябрь 11, 2011 at 12:09


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: